Сайт «Эхо Москвы» — настоящее и будущее


эхо москвы Сайт «Эхо Москвы» — настоящее и будущееПоследняя программа «Точка» на радиостанции «Эхо Москвы» была посвящена новым подходам в работе интернет-сайта радиостанции. Новую концепцию ресурса прдставил главный редактор «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов.


А.ПЛЮЩЕВ: Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», у микрофона Александр Плющев, в эфире программа «Точка», сегодня она у нас необычная и направлена не в интернет, не наружу, а вовнутрь, на «Эхо Москвы», на сайт, что, может быть, сегодня, в день 20-летия «Эха Москвы» вполне и логично. Сегодня будем говорить о сайте «Эха Москвы» — echo.msk.ru, можете набрать пока. И в гостях сегодня у нас сегодня будет Алексей Венедиктов, который не только возглавляет радиостанцию «Эхо Москвы», но и осуществляет руководство сайтом. Саша Белановский будет мне помогать. И прямо сейчас он введет вас в курсе дела, немножко расскажет о том сайте, который, я уверен, вы уже открыли.

А.ПЛЮЩЕВ: Итак, теперь мы в студии все вместе – я, Саша Белановский и Алексей Венедиктов. Добрый вечер.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Добрый вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: Меня всегда интересовал вот такой вопрос: почему руководитель радиостанции, который руководит офлайновым СМИ, руководит еще и сайтом, и не просто номинально руководит, а, можно сказать, занимается его каждодневными делами?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так исторически сложилось. Просто когда возникла возможность появления сайта как зеркала радиостанции, я, естественно, будучи человеком продвинутым, стал идеологом продвижения «Эха Москвы» в интернете. Но я бы поправил, потому что вот буквально в этом году у меня появился заместитель, который занимается продвижением сайта, Наргиз Асадова, набирается новая команда, и я думаю, что сайт как самостоятельное медиа вполне будет отпочкован и административно. Пока же, я бы сказал, что я скорее идеолог сайта, нежели руководитель, хотя каждодневно, действительно, слежу. Но постепенно я свои функции передаю Наргиз.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот мне бы хотелось как раз, чтобы наши слушатели поняли вот эту степень вашей вовлеченности. До какого уровня доходит то, что вы руководите сайтом? Я не знаю, лично говорите о том, какие новости или какие блоги разместить на сайте, и так далее. Вот до какой степени это распространяется?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, конечно, я не говорю, какие новости и какие блоги. Вот это точно. Новости – изначально то, что в эфире, то и на сайте. А блоги – это как раз то, что было передано команде. Я даже не знаю, когда появляются новые блогеры, я не веду с ними переговоров. Я просто фиксирую их появление, иногда задаю вопрос, почему именно этот блогер, а не этот блогер, почему именно этот человек, а вы поговорили с тем-то, вот я читал такой-то блог на эту тему – почему вы его не привлекли? Вот это вот моя работа. Я в основном сейчас наблюдаю за ростом посещаемости сайта и пытаюсь понять, почему идет такой рост, за счет чего идет такой рост и за счет чего он такой бурный. То есть я сейчас занимаюсь скорее таким количественным анализом, потому что он, конечно, отражается на качественном. Потому что когда ты понимаешь, с каких страниц заходят, на какие страницы заходят, какой материал востребован, какой материал не востребован, ты и выстраиваешь тогда стратегию дальнейшую. Я напомню, что мы все-таки коммерческое предприятие, и сайт «Эха Москвы», не будучи средством массовой информации, тем не менее, должен приносить деньги, а не приносить расходы. И я думаю, что это нам удается. То есть я знаю, что это нам удается.

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати, я понимаю, что здесь, может быть, коммерческая тайна, но, тем не менее – может быть, какие-то цифры или порядки цифр, насколько он прибыльный-неприбыльный, зарабатывает не зарабатывает? Сколько за год удалось?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать, что, конечно, надо считать за год, но, несмотря на кризис, начиная, пожалуй, с февраля-месяца, мы в плюсе.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть есть прибыль. А сколько это примерно в процентном соотношении?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, трудно сказать, потому что люди сидят на нашей территории, они не платят за аренду, те, кто делает сайт. Если соотносить зарплату, трафик, приобретение новой техники, вот это, и доход, прибыль, то мы в плюсе. А если туда закладывать аренду помещения, я думаю, мы еще долго не будем в плюсе.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну просто я имел в виду вот что – что выгоднее, радио или сайт?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас выгоднее радио.

А.ПЛЮЩЕВ: А в процентном соотношении?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Радио.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Вообще, Алексей Венедиктов, в том плане, чтобы предвосхитить все вопросы, он уже постарался, некоторые были обозначены – я думаю, мы о них поговорим несколько поподробнее. Сколько сейчас человек работает на сайте? И раз уж вы сказали о том, что планируются некие изменения, то, может быть, и в этом плане тоже?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не знаю, не могу сказать. Ну например, когда на сайте размещаются новости «Эха Москвы», которые сделаны новостниками, они работают на сайт, как вы считаете? Работает новостник, который делает в эфире новость, на сайт? Он же создает этот продукт. Работает ли интервьюер, который берет интервью у Хиллари Клинтон, то есть я, и после этого это размещается на сайте и мы видим там десятки тысяч посещений, в этот момент я работаю на сайт или нет? Не готов ответить. Не понимаю, что такое «работать на сайт».

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, есть ли какая-то интернет-редакция?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Техническая работа? Ну да, наверное. Если так говорить, сейчас это человек шесть. Шесть журналистов. Может быть, восемь.

А.ПЛЮЩЕВ: Шесть человек, и они вот все делают то, что мы видим?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Я напоминаю, Саша Белановский у нас еще присутствует.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да, Алексей Алексеевич, вы уже сказали про рейтинги, про цифры. Расскажите подробнее о динамике посещаемости сайта, о цитируемости и, может, о других показателях, которые важны?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, я сравнил бы тогда цифры с цифрами двухлетней давности, то есть лета, скажем так, июнь—июль 2008-го, с июнем-июлем 2010-го, потому что там были некие изменения. В три с половиной раза увеличилась посещаемость, то есть плюс 250% — это визиты, и в 3,15 раз – количество уникальных пользователей. С февраля-месяца мы вышли на миллион визитов в день, в июле у нас была легкая просадка…

А.ПЛЮЩЕВ: Всех страниц, имеется в виду.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, ну конечно, по сайту. Не по заглавной. Миллион визитов в день на сайт. Больше миллиона. И сейчас, в августе, мы снова это восстановили – у нас больше миллиона, миллион триста тысяч. Это если говорить о количестве. Мы вернулись на первую страницу за два года счетчика Mail’а, мы были в середине второй, сейчас мы в середине первой, СМИ, естественно. Среди всех посчитанных Mail’овских, не только медиа, мы на второй странице, то есть в первой пятидесятке. Среди всех. И это делают восемь человек. Это статистика, грубо говоря. Что важно: если посмотреть, с 2009 года, когда мы начали систему блогов, собственно, это и был основной вклад, основная идея, идеология Наргиз, почему я и передаю – это сайт не моей идеологии уже стал, это уже идеология человека, который пришел позже, и если у нас в 2008 году блоги занимали 1,5% посещаемости, сейчас – 20% посещаемости сайта приходится на страницу с обозначением «Блог», и это резкий рост, собственно говоря. Ну вот, собственно, по цифрам все. Что еще могу сказать?

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну а с точки зрения цитируемости?

А.ВЕНЕДИКТОВ: С точки зрения цитируемости, возникла изумительная вещь – мы, пожалуй, единственный сайт, где традиционные агентства – ИТАР ТАСС, Интерфакс, РИА, а также «France-Presse» и «Reuters» цитируют блоги «Эха Москвы». «Как написал в своем блоге на «Эхо Москвы» Борис Немцов…» «Как написал в своем блоге на «Эхо Москвы» Константин Косачев…» «Как написал в своем блоге на «Эхо Москвы» человек, который назвался пользователь такой-то из Пермской области…», это Reuters. То есть, с этой точки зрения, цитируемость, конечно, фантастическая.

А.ПЛЮЩЕВ: Раз уж зашла речь про блоги: каким образом отбираются блогеры? Понятно, что, наверное, люди известные как-то легче туда попадают, а люди менее известные? Каким образом стать блогером «Эха Москвы»?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, существуют люди, двое, которые общаются с теми, кто приходит сам как блогеры, кто хочет писать блоги, они с ними списываются и говорят: «Покажите нам продукт, который вы хотите нам предъявить». Вот любой человек, на мой взгляд, графоман. Он любит писать. Почти любой. Вообще, развитие интернета привело к тому, что наша журналистская профессиональная специальность начинает размываться, потому что любой блогер, в нормальном смысле этого слова, это свидетель. То есть человек что-то увидел или что-то почувствовал и описал это в своем Живом Журнале, в блоге. Это значит, что он становится проторепортером. Он описал событие. Вот последние события – это взрывы в Пятигорске, и мы видим, как просто люди, практически выполняют нашу работу. Они оказались на месте взрыва – описали. Люди просто анализируют, почему именно в Пятигорске, они даже не были на месте взрыва, и это такой аналитический блог, но это тоже работа комментатора, создателя колонки. То есть профессия размывается. Любой человек, будучи свидетелем и описывая это в личном дневнике для публичного использования, он протожурналист, недожурналист и так далее. А почему не журналист – ну, все надо проверять, журналист все-таки обязан проверять, у него есть репутация. У блогера нет репутации, как правило, потому что он имеет право не проверять, его вообще может не существовать. Он пишет под неизвестным ником, и так далее. Поэтому для нас очень важно… Все-таки сайт, хоть он и не СМИ, но он все-таки носит имя «Эхо Москвы», и для нас это очень важно, чтобы это было достаточно профессионально. Поэтому люди, работающие в интернет-редакции, Маша и Юля, через определенный адрес, я его могу назвать – mp@echo.msk.ru, military police, связываются с ними, им предлагают, они смотрят и решают сами, без меня, ставить или не ставить. Это первое, это очень важно. Что я им говорю? Что мне интересно? Мне интересно, чтобы люди были свидетелями. Я не могу держать журналиста в каждом городе, я не могу держать журналиста в каждой деревне, но если из этой деревни, где происходят события, или из этого города, из Пятигорска, у нас там нет корреспондента, есть человек-свидетель, который это описывает и присылает фотографии, то он становится как бы нашим блогером на эту тему. Я говорю: «Маша и Юля, послушайте, мне интересны свидетели», и нашим пользователям интересны свидетели. Он сидит в какой-нибудь Калифорнии или в каком-нибудь Зимбабве или в какой-нибудь Твери и читает, что произошло в Пензе, от человека, который живет в Пензе и который это видел своими глазами, на нашем сайте. Вот задача – находить людей, которые грамотно описывают события. Вот это самое главное. И вторая история – это так называемые профессиональные люди. Условно говоря, пожарные сейчас. Вот шли пожары. Чтобы люди, которые работают пожарными или работали пожарными, могли бы описать, что, с их точки зрения, делается правильно, что делается неправильно. То есть профессиональные по своей бывшей или нынешней профессии. Вот меня интересует два типа этих блогов, если не считать известных людей.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, вот посмотрите – получается, когда есть событие, ты нужен как блогер, а когда нет события, до свидания. Что делать с людьми, которые дальше хотят писать, но у них ничего не происходит в городе?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Очень легкий ответ. В городе всегда что-то происходит. Это неправда, это самоуничижение. И если человек из Перми или из Омска или из Твери или из Канберры или из Мельбурна пишет о том, что происходит в городе, да, будут не миллионы, будут тысячи заходить, но это будет интересно. И пусть они продолжают писать. Им же не отказывают в этом. И, более того, я думаю, что в будущем наш сайт будет… Вот мы начали проект «Украина» сейчас, в будущем будет проект «Тверь», «Мельбурн» или «Австралия», в будущем будет проект «Уссурийск», то есть мы будем таким образом делать на сайте, чтобы люди, которых интересует жизнь в Уссурийске, они там и писали, и те, кому интересно, они бы туда заходили. Но когда в Уссурийске что-то случается, что является общероссийским и общемировым по значимости, тогда это будет вылезать на первую страницу. Вот и все.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Можно ли сказать, что в таком случае таким, событийным блогам будет отдаваться приоритет перед VIP-блогами, того же Немцова?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет. Два потока – событийные блоги и VIP –блоги. Потому что VIP-блог – это как бы анализ. Потому что люди, которые принимают решения, они высказывают свое мнение по поводу принятых решений. Это два параллельных потока – людей-свидетелей, событийных, и VIP’ов так называемых, которые заявляют позицию, ее мотивируют, ее анализируют. То есть, грубо говоря, блог Косачева совершенно не мешает блогу неизвестного пожарного из Перми, они идут параллельно.

А.ПЛЮЩЕВ: Будет ли увеличиваться количество переводных блогов? Потому что есть Милибэнд, насколько я помню, рекламируется в эфире, Обамы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, на самом деле, пока показано, что спрос небольшой. И, может быть, мы неправильно это объясняем и продаем на нашем сайте, я имею в виду, продаем нашим пользователям, но пока спрос небольшой. Пока мы все-таки сосредотачиваемся на России и на Украине.

А.ПЛЮЩЕВ: Об Украине поговорим еще чуть попозже. Это отдельный проект сайта радиостанции «Эхо Москвы». Я напоминаю, у нас Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы», говорим о сайте. Очень много вопросов поступило, и в том числе, прямо часть можно отдельно выделить, про дизайн. Вам самому нравится дизайн и структура сайта «Эха Москвы» как пользователю?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что такое «нравится, не нравится»? Вот я пользователь многих сайтов, и когда я открываю сайт, скажем, связанный с путешествиями, потому что я всегда сам планирую свои поездки, я не анализирую – сайт хороший, но дизайн не нравится. Мне удобно им пользоваться или неудобно, вот и все.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо, да, возьмем – удобно, неудобно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Во-первых, мне удобно пользоваться сайтом «Эха Москвы», даже когда я не слушаю эфир. Но, может быть, потому что я причастен к его деланию. Во-вторых, поскольку постоянно растет посещаемость, в том числе и уникальных пользователей, я понимаю, что он полезен и сделан правильно. Но я могу объявить новость, что принято принципиальное решение – сделать не просто ре-дизайн сайта, но и переписать его. Потому что сайт, конечно, возникший в 2008 году, рванул вперед, там не было ни блогов, там ничего не делали по видео, он устарел. Надо признать. И хотя сейчас не самое подходящее время, чтобы вкладывать (я имею в виду кризис) деньги в новый продукт, мы приняли решение принципиальное – переписать сайт, не только дизайн, но и движок, еще раз посмотреть, что там должно быть в первую очередь, продаваться на первую страницу, как внутри должна быть навигация сделана, что надо добавить, какие возможности открыть. Поэтому это вопрос… Я менеджер – я вижу, что есть очень много нареканий, в том числе справедливых. Он действительно перегружен, он не был готов для такой загрузки, он не был готов для более чем миллиона пользователей в день или заходов. Придется с этим работать. Ну да.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Что принципиально изменится, и когда можно ждать нового сайта?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не знаю, это вопрос того, какие задачи я поставлю перед командой, которая будет писать, но я думаю, что в сайте появятся, во-первых, элементы социальной сети. Совершенно очевидно, что когда мы открыли для обсуждения и интервью, и все передачи, и новости сейчас открыли для комментирования, на сайте стали возникать комьюнити. Я их просто вижу. Я захожу и вижу, что есть люди, которые заходят на эту тему, им интересно, а есть которые заходят на эту тему. Есть люди, которые заходят и комментируют исторические передачи. Есть люди, которые заходят и комментируют только Лимонова, условно говоря. То есть какие-то комьюнити там начинают собираться. И понятно, что мы должны обеспечить им связь между собой с тем, чтобы они не уходили с нашего сайта, чтобы они не создавали комьюнити, где-то познакомились и туда, коммерчески это неправильно. То есть это «минус-клик», я кликами мыслю в этом смысле. Поэтому самое главное, что будет сделано: будет сделана личная страничка пользователя, которая будет содержать возможности и элементы социальной сети, будет сделан рейтинг пользователя, в частности, будет возможность у пользователя рекламировать, рекомендовать передачи журналистов «Эха Москвы», которые им нравятся.

А.ПЛЮЩЕВ: Друг другу?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Друг другу, конечно. Это все внутри сайта. Мы не собираемся туда уходить, в разные стороны. Там будет много возможностей, мы сейчас их обсуждаем, как раз дизайн страницы, не дизайн, а возможности страницы. Я сейчас изучаю, как подобные информационные сайты за рубежом делают странички пользователей. Пожалуй, вот это первое и, может, основное. То есть элементы социальной сети. Второе – конечно, нужно понимать, что делать с этим наплывом блогов и соотношением между новостной лентой «Эха Москвы», первой страницей, я имею в виду, между теми материалами, которые были в эфире, и внеэфирным «Эхом». Блоги – это неэфирное «Эхо». Как соотнести эфиры и не эфиры. Это главная проблема. Третья проблема – это соотношение видео, аудио и текста. Идеологически пока не очень понятно, и мы, команда, находимся в состоянии бесконечных дискуссий, буквально весь август идут дискуссии, и весь сентябрь будут идти дискуссии. Если говорить о сроках, я, честно, не готов даже сказать. Я думаю, это начало 2011-го года. Это серьезная история. Здесь важно не промахнуться. Я не вижу причин, по которым нужно торопиться. Сайт нынешний нормально работает, функционирует, собирает все больше и больше пользователей. Может быть, торопиться не надо. Есть еще одна важная история: я пытаюсь каким-то образом создать мультимедийную вещь, имея в виду, как использовать сайт в аудио- и видеоэфире. Я напомню, что у нас же огромная аудитория через RTVi во всем мире. Как сделать так, чтобы сайт был на телевидении? Не телевидение на сайте, это легко, а сайт на телевидении. Как сделать так, чтобы интернет был на телевидении? Уже у нас есть проект под названием «Кардиограмма», когда посетители сайта смогут во время эфира голосовать за ту или иную позицию, и она будет в телевидении показываться. То есть посетители сайта голосуют на сайте, но это видно на экранах телевизоров. Не только туда, но и туда. Вот эту «Кардиограмму» мы сейчас делаем. Кого допустить на голосование, чтобы не было накруток, чтобы не было «троллей»? Для нас проблема «троллей» — серьезная проблема, потому что все-таки всю жизнь, пока у нас существует этот сайт, уже не помню, с какого года, мы никогда не покупали трафик. Не потому что мы не могли его купить – нам было интересно, как наша работа отражается. Он все равно денег не приносил до недавнего времени. Вот нам интересно: мы работаем – есть дополнительный вход или нет? Купить трафик — тоже не великое дело. И «тролли» для нас – это все равно что накрутка трафика. Они чего-то там накручивают. Для нас это идеологически неприятно, даже когда они, может быть, накручивают приятные вещи, все голосуют за то, что лучшие музыкальные передачи Анатолия Суреновича Агамирова. Я готов с этим согласиться, но я понимаю, что это бригада зашла.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: И как с ними бороться будем?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не знаю, это технические вопросы. Я думаю, что побороть это невозможно, это сама суть интернета. Я напомню голосование «Имя Россия» — помните, да? История с голосованием – Сталин вышел на первое место. Он действительно, реально вышел на первое место, потому что он вышел на первое место и на ВГТРК, надо серьезно сказать, и мы сделали копию на нашем сайте. И это не были «тролли», потому что это были просто организованные люди – они слали своим единомышленникам из Москвы в Канаду и во Владивосток: «Ребята, голосуйте за нашего вождя, Сталина». Они оказались более организованными. И надо понимать, что в интернете это норма. Ну как, люди организовались и пошли. Это ж не один человек сидит кнопку нажимает. Вот эту бригаду каким-то образом, наверное, можно поставить. Но в принципе закрыть проход бригадникам, таким, широким, я имею в виду, бригадникам, невозможно.

А.ПЛЮЩЕВ: В широком смысле.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В широком смысле, конечно.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Вопрос в пропорции.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос в пропорции, в том, чтобы люди понимали, что это каким-то образом, даже искаженно, отражает посетителей данного голосования, данного сайта, данной радиостанции. Я понимаю, что это вопрос технический, но я ему не уделяю большого внимания, потому что понимаю, что я с этим окончательно бороться не смогу, и главное – природа интернета в другом: природа интернета в анонимности, на сегодняшний день. Чего там бороться? Мы даем возможность людям работать у нас анонимно, мы даем возможность тем, кто для нас открывает свое имя и так далее и становится членом Клуба, просто больше возможностей. Мы просто таким образом стимулируем людей. Ну вот как у нас сейчас, я могу рассказать – когда были пожары, откуда мы взяли? Это члены Клуба. Я набираю в поиске в нашей закрытой базе слово «пожарный», и у меня 54 человека. Это люди, которые, регистрируясь год назад, два, три, четыре, свою профессию мне указали, и мы можем их выводить в эфир. Не официальных пожарных, не начальников, а вот людей, которые работают. Для чего нам это нужно? Так эфир становится более доверительный, и, конечно, люди доверяют более простым таким же людям, которых не существует – простые люди не существуют, любой человек сложный, — нежели начальникам из МЧС. Вот пожарный из Перми, вот пожарный из Кемерово, вот пожарный из Тверской губернии. То же самое по любой профессии. Подводник, набираем. ВМФ, набираем. И этих людей мы, конечно, стимулируем. Мы будем и дальше их стимулировать. На нашем сайте мы будем давать им больше возможностей, просто открывать им больше возможностей. И это ваш выбор. Не хотите – не открывайтесь. Тогда у вас возможностей меньше на нашем сайте. Вот и все. Вот только так можно бороться, на мой взгляд.

А.ПЛЮЩЕВ: Очень много всяких вопросов. Они, как правило, довольно узкотехнические, мы не будем сейчас их затрагивать. Но, тем не менее, они касаются комментариев на сайте, они как раз поступили, когда я объявил сбор вопросов на сайте «Эха Москвы». Там понятно, о чем люди говорят – о том, что им наиболее близко, о комментариях. Прежде всего, вас как «хозяина» ресурса…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Идеолога.

А.ПЛЮЩЕВ: Идеолога. Вот вы когда смотрите комментарии, вас самого устраивает, например, качество дискуссии? Можно ли простить все за то, что это трафик, за то, что так много комментариев?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, конечно, надо бороться за качество дискуссии. И, конечно, она меня не устраивает. Хотя надо признаться, что все уже забыли, что до регистрации, до введения так называемых красных и синих рамок, там вообще была помойка. Там вообще содержательного ничего не было. Там нужно было выковыривать. Теперь вопрос. Вот мы набрались опыта за год, в прошлом году мы перерегистрировались, за два года. Теперь надо понять, что делать для увеличения качества. Ну, например, грубо говоря, наверное, нужно сворачивать ветки дискуссий. Принято решение, что ветки дискуссий будут сворачиваться, будут оставаться только эти, ни больше ни меньше. Во-вторых, вопрос поощрения – я не вижу, как можно поощрять. Значит, надо оценивать контент. Я не готов оценивать контент. Но я считаю, что мы сделаем систему, при которой спамить и флудить будет невыгодно. Просто невыгодно, и все.

А.ПЛЮЩЕВ: Платишь копеечку за каждый комментарий?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не думаю, что мы пойдем по деньгам. Мы довольно долго спорили. Хотя были такие предложения. Мы долго спорили, что надо идти по тому же пути, по которому идет сейчас мировой интернет, то есть просто архивы за деньги, ну, вводить платные услуги. Пока не готов. В том числе и за комментарии. Нет, я просто думаю, что видно же, что когда разворачивается с самого начала правильно дискуссия, по теме, заявленной блогом, интервью, новостью, то тогда все эти спамеры, флудеры и прочая чертовщина, они как бы пропускаются, их не замечают. Но когда они открывают дискуссию… Это вопрос начала дискуссии. Вот над этим вопросом надо подумать. Вопрос первой страницы. И я вот буду думать о том, как делать первую страницу дискуссии.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы про архивы просто упомянули, здесь есть хороший вопрос от Виктора Лаконского. Он спрашивает: «Как насчет того, чтобы выложить на сайт в звуке архивы передач «Эха Москвы», вышедшие в какой-то поворотный исторический момент? Скажем, передачи, посвященные разгрому НТВ, чеченской войне, о теракте в Беслане 2004 года или о начале иракской войны», ну и так далее.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я совершенно не возражаю, но это не является нашим приоритетом. Я прекрасно понимаю, что к этому будут обращаться десятки, в крайнем случае сотни, людей. Есть более приоритетный вещи, надо работать над качеством звука, правильно расположить архивы, нужно украсить интернет, потому что голый текст неинтересен. Я имею в виду, аватарами и прочими делами. Не делать это, конечно, в стиле рококо и барокко, но, тем не менее, вот сейчас мы сделали для каждой нашей передачи аватар. Для каждой передачи есть аватар. И это сразу украшает страницу просто. А что касается архивных данных, мы постепенно это делаем. Я считаю, что благодаря тому, что у нас стажеры работали, мы совершенно замечательно выложили на сайт в звуке «День войны». Совершенно потрясающе. Это, знаете, то, о чем цинично говорится – «нетленка». Есть такое слово – «нетленка». Это можно слушать, слушать и слушать. И вот мы это сделали. Вот такие «нетленки» мы будем выкладывать постепенно.

А.ПЛЮЩЕВ: «Первый рубль», по-моему, там еще.

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Первый рубль», совершенно верно. Но вот «День войны» — это особый такой проект, мы его очень тяжело делали, имея в виду, что стилистически нужно было найти между современностью и архивом. Мы это сделали. Так что я совершенно не против выкладывания архивов, но просто есть приоритеты.

А.ПЛЮЩЕВ: Очень много спрашивают – люди пишут вопросы, например, нашим гостям, а ведущие их не задают.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А вы эти вопросы читаете? Вот это просто удивительная история. Я провел эксперимент, когда у меня была министр сельского хозяйства здесь, Елена Скрынник, 69 вопросов было задано, из них 9 я выкинул сразу, потому что вопросы, которые начинаются словом «доколе» и «как вам не стыдно», они не являются сущностными. А половина буквально вопросов тогда – это было еще более или менее нормально, это были не вопросы, а изложение своего мнения. Человек излагает мнение и говорит: «Вы согласны?» Половина от половины еще – это были вопросы, которые занимали столько места, что их прочитать невозможно. Большинство людей пишет вопросы для того, чтобы прозвучать в эфире. Что делаю я? Я беру вопросы, которые как бы дают мне темы, и я их объединяю. Вот как сейчас делаешь ты. Ты же не называешь, кто задает вопрос. Их много на одну и ту же тему, и я от их имени задаю вопрос. И ведущие понимают, что, задавая просто конкретный вопрос, люди должны понять, что вопрос на сайте, если вы хотите, чтобы он прозвучал в эфире, должен быть сформулирован прозрачно, четко и понятно. Не будет вопросов «доколе?», «Почему вы не уходите в отставку?», «Почему у вас такая прическа?» Это спам и флуд, он неинтересен. Но люди нормальные дают темы для вопросов. Еще раз повторю – темы. И поэтому, конечно, оттуда мы берем темы. Задавайте вопросы так, чтобы их можно было задать. Мы же задаем вопросы для многомиллионной аудитории, а не вы один на один тут спрашиваете на кухне.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да, Алексей Алексеевич, вы не раз говорили про то, что Украина – очень важная для «Эха Москвы» страна, мы и сегодня уже упоминали этот проект. Напомню, что открылся у нас специальный, можно сказать, портал украинский, где и блоги, и передачи. Как будет в ближайшее время развиваться? Как дальше вы все это видите?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы открыли это в глухой сезон. И, естественно, из-за пожаров мы это немедленно забросили. Потому что, конечно, отдельную редакцию на это я нанимать не буду. Вот сейчас начнется сезон, и наш корреспондент на Украине, Сакен Аймурзаев, начнет заниматься оттуда. В чем идея этого портала? Он должен собрать следующие два направления: что мы здесь говорим про Украину и понимаем отсюда, Москва-Киев, и что они говорят про нас. Это не про Украину. Это про Россию-Украину, тире. Насколько я знаю, уже есть договоренности с некоторыми очень известными украинскими журналистами, которые, во-первых, дали нам право на перепост, что важно, а во-вторых, готовы нам писать, для нас, блоги. Соответственно, и здесь, когда здесь что-то просходит – условно говоря, когда Проханов что-то сказал про Украину в «Особом мнении», этот кусочек вынимается и ставится на эту страницу украинскую, там, где проект «UA». То есть это некий сбор. Мы рассматриваем это… Может, я поторопился с Украиной, меня критикует интернет-бригада. Может, надо было начать с какого-нибудь небольшого города. Но в принципе, это модель, которая в будущем должна стать, скажем, «Эхо Москвы – Петербург» или «Эхо Москвы – Тверь» или «Эхо Москвы – Уссурийск». То, что я говорил. Но мы решили на Украине. «Эхо Москвы – Молдавия» — то же самое. Вот мне кажется, что такая регионализация полезна. Не только по тэгам, но и по отдельно оформленным страницам, по отдельно оформленным подборам. Интернет не имеет границ, и каждый должен найти… То есть, на самом деле, интернет глобален, но у каждого человека свой интернет. Вот так. Свой интерес. Вот как вы делаете фавориты, закладки, вот так сайт «Эха Москвы» должен давать возможность делать закладки по тэгам, получить RSS на своей личной странице на получение определенных передач – и в звуке, и в видео, и в тексте. Идея в этом. В глобальном интернете создать индивидуальный, собственный портал для слушателя.

А.ПЛЮЩЕВ: Возвращаясь вообще к сайту «Эха Москвы», в том числе и с такими, если угодно, региональными его порталами, хочется спросить: а какова главная цель вообще – заработать, расширить сферу влияния, продвинуть бренд, аудиторию подтянуть к радио или, наоборот, радиослушателям дать возможность слушать, смотреть, читать то, что они не могут смотреть и слушать в эфире, и так далее? Главная цель какая?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Чья?

А.ПЛЮЩЕВ: Ваша, прежде всего, как идеолога.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Моя цель – получить удовольствие. Все, что я делаю в своей жизни, кроме вынужденных вещей и вынужденных, скажем, встреч, это – получить удовольствие. Я получаю удовольствие, ловлю фан от того, что я могу создать нечто, что нужно другим людям, что нужно двумстам тысячам уникальных пользователей. А я хочу, чтобы их стало двести одна тысяча. Вот еще одной тысячи я хочу сделать подарок или, как говорит мой сын, «подавк». Хочу сделать подавк, это моя цель. Я серьезно говорю. Вот то, что я делаю, я делаю под себя. Сетку «Эха Москвы» я делаю под себя, сайт «Эха Москвы» я делаю под себя. Конечно, в борьбе с моими коллегами, с тобой и с тобой. Потому что каждый делает под себя. Это кардинальная цель. Я не буду делать то, что мне не нравится.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, я бы назвал это не столько целью, сколько мотивом. Это мотив.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну хорошо, а у ЗАО «Эхо Москвы» есть же цель?

А.ВЕНЕДИКТОВ: У ЗАО «Эхо Москвы» — получение прибыли. Мы – коммерческое предприятие.

А.ПЛЮЩЕВ: Понятно. Главным образом – заработать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Заработать для развития и создания того мотива… Заработать, чтобы получить удовольствие, потратив. Потому что удовольствие ты получаешь, когда ты тратишь, а не когда ты зарабатываешь.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы уже упомянули несколько раз, по-моему, что сайт не является СМИ.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сайт не является СМИ.

А.ПЛЮЩЕВ: Судя по вот это повторяемости, эта позиция принципиальная.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет. Я был очень активен и участвовал в рабочей группе Верховного суда перед последним пленумом, где как раз обсуждался вопрос, как расценивать комментарии в интернет-ресурсах.

А.ПЛЮЩЕВ: Для нас крайне актуально.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. И я объяснял и председателю Верховного суда, и в рабочей группе, где было три члена Верховного суда, и были представители всех силовых органов, что до тех пор, пока я не пойму правила игры, я не буду регистрировать сайт как СМИ. Просто не буду. Пока вы мне не объясните, что комментарий подвержен тому или иному закону, связанному со СМИ, я не буду это регистрировать как СМИ. И когда мне недавно представитель Генпрокуратуры, которая была в рабочей группе, с которой мы над этим работали, сказала: «ну вот, все твои предложения приняты, и теперь комментарий к блогам приравнен к прямому эфиру, то есть ответственности редакция, если нет последующего предупреждения от Россвязьнадзора, не несет за комментарий». Это решение пленума Верховного суда, разъяснение для всех судов. И она мне сказала: «Ну теперь ты готов?» Мы там все на «ты» перешли, естественно. Крики были, оры, все, работа была. «Ты готов зарегистрировать как СМИ?» Я говорю: «Почти». Там нет ничего принципиального. Ну, например, если в эфире «Эха Москвы» идет программа «Особое мнение» и в этом «Особом мнении» президент страны, Дмитрий Анатольевич Медведев, пришедший сюда, чего-то сказал, понятно, что «Эхо Москвы» не несет ответственности как СМИ, потому что: А – это прямой эфир, и Б – это мнение. А если распечатка этого мнения Дмитрия Анатольевича Медведева… ну, не Дмитрия Анатольевича Медведева, потому что он служащий. Условно говоря, просто человека, журналиста. Просто если это президент, то не несем ответственности все равно. Затем распечатка ложится на сайт, который СМИ, вот слово в слово, несет СМИ ответственность за это или нет? Хотя это мнение, которое было в прямом эфире, и дословное его воспроизведение. Ответа пока нет. Вот пока я не получу ответ про ответственность, я не буду регистрировать. Я же должен понимать, по каким законам работает СМИ. Вот что касается радио, я знаю – есть Закон о СМИ. А что касается интернет-сайта? Где закон? Ну хорошо, пленум объяснил часть, и мы поддержали это решение, это революционное движение, я считаю. Мы ушли далеко вперед в смысле свободы в этой части от Англии, от США, между прочим. У нас уже Верховный суд разъяснил, что это прямой эфир и редакция ответственности не несет за комментарий. Вот пока я не разъясню, я не буду регистрировать сайт как СМИ. Но если мне объяснят правила, я, конечно, готов играть по правилам.

А.ПЛЮЩЕВ: А сайт точно так же, как и радиостанция, входит в структуру «Газпром Медиа»?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хороший вопрос. Наверное. Не знаю. Это вопрос к генеральному директору, не ко мне. Меня это меньше всего…

А.ПЛЮЩЕВ: Вы ж идеолог, конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не главный редактор. У сайта нет главного редактора, потому что он не СМИ.

А.ПЛЮЩЕВ: Хитро.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да не хитро!

А.ПЛЮЩЕВ: У него тогда и редакционной политики нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нету редакционной политики. Только идеология.

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте поговорим о видео, если вы не против, потому что это вещь относительно новая и для интернета в целом, всякие видеотрансляции, и для сайта «Эха Москвы», в частности. Я вот когда баловался с видеотрансляциями несколько лет назад, не ставил абсолютно никакой цели. Просто, точно так же, как вам, было интересно, вообще получится что-нибудь или не получится. Теперь видеотрансляции есть у всех значимых эфиров радиостанции «Эхо Москвы». Есть и у некоторых незначимых даже. Мой, например, утренний. И как вы оцениваете вообще видеотрансляции в том виде, в каком они сейчас есть? Полезно это – неполезно? Нужно это – ну нужно? Перспективно или нет?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это полезно, это нужно, это перспективно. Но я не понимаю перспективу. Я вообще не понимаю видео в российским сегменте интернета. Я не понимаю, почему… Ну, за исключением, как известно, порнографии или каких-то там ДТП…

А.ПЛЮЩЕВ: Приколы еще.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Приколы, да. Нет спроса. Я смотрю медиа-сайты таких порталов информационных, не медиа, не СМИ, а вот информационных порталов – там очень много видео, там очень много заходов. Я не нахожу нигде в российском интернете, не только у нас, кроме специализированных – RuTube, YouTube, массового интереса. Или интернет слабенький. Я не понимаю, в чем дело. Я встречался со многими главными редакторами ресурсов российского интернета, и реально мы не можем найти объяснения, какое видео потребно посетителям. Поэтому пока все будет продолжаться, будет трансляция. Может, мы улучшим качество. Мы сейчас находимся в переговорах с RuTube, как это сделать, видеотрансляции прямого эфира, но мы, безусловно, будем продолжать записывать специальные передачки типа «Вопроса дня», но это все пока так, стагнирует. Я, честно говоря, перспективы, куда двигаться, не вижу.

А.ПЛЮЩЕВ: Много нареканий от наших слушателей и пользователей сайта, которые говорят о трансляциях RuTube именно. И спрашивают, устраивает ли он вас как партнер.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Меня он как партнер устраивает. А качество трансляции – нет. Но как раз буквально весь август мы с ними переговариваемся, что делать для того, чтобы усилить надежность и качество. Если коллеги смогут нам обеспечить ту услугу вообще… Надо сказать, что мы RuTube’у тоже много чего делаем. Я сегодня посмотрел – мы обеспечили им за эти два года 25 миллионов заходов.

А.ПЛЮЩЕВ: Сколько процентов?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я могу сказать, что мы в первой десятке. Вот «Эхо Москвы» в первой десятке на RuTube. Не имея специального оборудования. Поэтому это очень много. Там сейчас порядка 200 тысяч позиций, а мы 10-е, в худшем случае. Но мы готовы с ними продолжать работать, у них есть интересные задумки. Ну, если не получится, значит, будем искать другого партнера. Потому что наш интерес – это удовлетворение наших слушателей и посетителей сайта, а не амбиций RuTube, YouTube и еще кого-то. Мы не оставим нашего сотрудничества с Firmbook’ом, и, как я уже говорил, они ушли сейчас на месяц в отпуск, они переезжают просто. Видеоконференции будем продолжать с ними, как мы и говорили. Эфир пока не получается – я имею в виду, вопросы.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот почему не получилось?

А.ВЕНЕДИКТОВ: А я не знаю, почему не получилось. Я не знаю, почему люди, которые…

А.ПЛЮЩЕВ: Люди виноваты.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Абсолютно. Смотрите. Условно говоря, «Особое мнение» в Москве в 17 часов в рабочие дни в среднем слушает 218 тысяч человек в июле, по Комкону. Когда мы говорим – хотите видеовопрос, давайте, мы с трудом набираем 4-5 человек, чтобы был видеовопрос. Ну послушайте, это телевидение, и мы не можем на телефоне отыгрываться. И все время 3, 4, 5 человек всего. Нет, ну это невозможно, это халтура. И я сказал – нет. Пока люди не соберутся наконец с духом, чтобы показать свое лицо на экране на весь мир и задать нормальный вопрос… А в этом, кстати, вопрос вопросов. Как только надо показать, кто задает вопрос, сразу люди исчезают вдруг.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне кажется, еще нет критической массы людей, которые пользуются…

А.ВЕНЕДИКТОВ: 218 тысяч в Москве.

А.ПЛЮЩЕВ: Правильно. Сколько среди них людей, которые сидят в этот момент перед компьютером, у которых есть видео, и так далее?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну не три. И не пять.

А.ПЛЮЩЕВ: Возможно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И не только в Москве. Мы знаем, что у нас идут звонки из Японии, из Германии, из деревни в Норвегии. В деревне в Норвегии можно, нормально. В деревне, где 15 домов. А вот в Москве нельзя. Не верю. Не только это. Поэтому, конечно, этот эксперимент будет продолжен, но не сейчас. Я имею в виду, с выводом видео-вопросов. Но когда накопится критическая масса людей, хотя бы сотня, которая готова начать задавать вопросы, увидев, что ничего страшного в этом нет.

А.ПЛЮЩЕВ: По звуку. Подкасты, мне кажется, очень классная вещь, на самом деле. Я знаю людей, которые ругают сайт «Эха Москвы» за все абсолютно, кроме подкастов, потому что действительно удобная штука. Но и там есть некоторые проблемы. Например, про качество звука вы говорили. И так далее. Про уровень и многое другое. Ну, что касается вот этого направления, будет ли оно каким-то образом развиваться, расширяться?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это вопрос технический. Конечно, лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным. И, безусловно, мы будем стараться улучшить качество подкастов, хотя я не вижу никакой критической позиции. Я специально сегодня позаходил с разных компьютеров…

А.ПЛЮЩЕВ: Бывает там, делится файл надвое, и так далее.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, там сейчас все унифицировано.

А.ПЛЮЩЕВ: Саша может ответить, он сам делает это.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Честное слово.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, все унифицируется. Была проблема давно, и давно решена.

А.ПЛЮЩЕВ: О’кей, тогда вот о чем. О звуке еще. Меня всегда поражало, что во время профилактики нельзя послушать в интернете наши потоки. Все потоки заведены на один. То есть ты включаешь радио…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Слушай, я даже не понимаю, о чем ты говоришь.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну смотрите, я вам объясню. Вещание в интернет как ведется…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Напиши служебку, я все равно сейчас это не решу.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот так, почти в прямом эфире, собственно, и решаются вопросы. Хорошо, напишу. Я всегда хочу послушать радио во время профилактики, с двух часов ночи в ночь на среду, что-нибудь в этом духе.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Эфир-то идет. Потому что профилактика идет либо на одной частоте, либо на другой.

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Эфир идет.

А.ПЛЮЩЕВ: Безусловно. Эфир идет. Надо просто перевести на другую частоту. А вот в интернете так не получается – там негде перевести. Александр, у тебя был хороший вопрос под занавес.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да, у меня личный вопрос. Мне интересно и, думаю, слушателям тоже интересно, есть ли у вас один любимый блог или несколько любимых блогов. Есть ли какие-то блоги, которые вы с наибольшим интересом отслеживаете?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я просто думаю, что это вопрос моды для меня. То есть, на самом деле, появляется новый какой-то блог интересный, я его читаю, иногда вступаю там в комментариях в полемику, но потом этот человек становится мне понятен, и я перехожу на другие блоги. У меня нет особого интересного блога. Я читаю почти все VIP-блоги для того, чтобы понять, насколько человек, который это пишет… вот, скажем, Константина Косачева я долго уговаривал писать блог, он пишет его сам…

А.ПЛЮЩЕВ: И он исключительно для «Эха» пишет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Исключительно для «Эха» пишет. Это такая модульная история. Долго он считал, что это не надо. Мы с ним сидели, выпивали. И, естественно, я его читаю. И когда я вижу, что он опять уходит в общие фразы, я ему звоню и говорю: «Кость, ну это несерьезно, нашим слушателям это неинтересно. Это для кого-то других. А нашим слушателям нужна конкретная мотивация». Вот поэтому любимых блогов у меня нет. Я стараюсь не пропускать скорее новые блоги.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: А как же ваш личный блог?

А.ВЕНЕДИКТОВ: От случая к случаю. Так же, как «Без посредников» — когда есть время и место.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, вот меня тоже всегда интересовали вот эти лакуны в периодичности. Иногда несколько месяцев проходит между вашими собственными видеоблогами или ответами на вопросы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Совершенно верно. И это неправильно. Я постараюсь исправиться.

А.ПЛЮЩЕВ: На этом мы сегодня и прощаемся с Алексеем Венедиктовым, главным редактором радио «Эхо Москвы». Саша Белановский и я, Александр Плющев. Маленькое добавление в самом конце. На самом деле, все это происходит во время того, когда нас нет на радиостанции – мы отмечаем 20-летие «Эха Москвы». Поэтому сейчас уже, я боюсь, мы совсем не в том состоянии, чтобы с вами разговаривать. Всего доброго, до свидания.

22 Август 2010, 00:00

Плохо →Хорошо →Средне →Отлично →Супер →


Отправить комментарий